Все новости
Статьи
30 Мая 2019, 22:17

«А как начнут петь, ой, хорошо было!»

Недавно у Надежды Морожевой родился двенадцатый внук. А значит, теперь заводить теста на блины нужно будет чуть-чуть побольше.

Даже пятнадцать минут в ожидании нашей встречи Надежда Ивановна не усидела в своей уютной, светлой квартире на втором этаже – нашла себе какое-то дело в огороде, который тут же, около дома. А ведь с утра она уже сходила на репетицию хора ветеранов «Криница» – коллектив собирается на фестиваль казачьей песни в Октябрьский.


Дочь Ивана родом из Ивановки


– Когда у нас репетиция, я с самого утра жду ее, радуюсь, – признается Надежда Ивановна. – Пели мои родители и в радости, и в горести, и мы с сестрами, собравшись, сначала перепоем родительские песни, а потом уж и свои любимые. Отец любил старинную «Во субботу день ненастный», а мама «Раз я выпил с друзьями по привычке и пошел я по городу гулять».
И вот Надежда Ивановна уже не рассказывает, а поет мамину песню….


Родилась улыбчивая, красивая жительница Приютова в селе Ивановка Давлекановского района. О своей родине она рассказывает, одновременно признаваясь в любви к блинам: «Люблю я блины, и когда гости приходят, всегда их пеку». В миске Надежда Ивановна взбивает два свежих яйца – привезла вчера из деревни, добавляет сахар и по чуть-чуть муки и воды.


– Теперь надо еще немного потрепать, а потом налить молока, добавить оставшуюся муку, соль и немного растительного масла, – делится нехитрым секретом хозяйка.
Рецепт действительно довольно прост. Каков же будет результат?


Пока нет ответа на этот вопрос, хозяйка продолжает свой рассказ о любимой деревне, в которую до сих пор ездят и дети ее, и внуки:


– Основали деревню три Ивана – патриарх рода Призенцовых и его земляки Коровин и Осетров. Они переселились из Пермского края. Деревня наша была очень большой, колхоз – миллионер. Все в деревне было огромным: школа, клуб, зерноток.
Население деревни занималось обычной для сельчан работой, в колхозе было много и скота, и птицы, поэтому сеяли и убирали зерно, работы хватало и детям, и взрослым.


– Призенцы они добрые были, – продолжает рассказ Надежда Ивановна, ловко наливая на тяжелую чугунную сковородку блинное тесто и энергично потряхивая ее – так тесто равномерно распределится и блины получатся тонкими и ровными. – А мама наша Александра Дмитриевна была очень строгой. Ласки в детстве она не видела, оставшись сиротой в два года. Росла у сестры и всегда чувствовала себя лишним ртом.
Поэтому юная Шура не стала плакать, когда получила повестку в армию – началась война, призывали и девушек. После трех месяцев «учебки» в Алкино ее направили в состав эвакопоезда, который передвигался на запад в тылу советских войск. Сильный характер деревенской девушки заметил хирург, он и назначил Шуру операционной медсестрой. Уж очень ловко она делала перевязки, не боялась ассистировать во время операций. В Польше ранним майским утром проснулась она от криков: «Мир! Мир!» но раненый бойцов было еще немало, пока всех пролечили, подлатали, пришла осень, а с ней и приказ о демобилизации.


Вскоре после Александры вернулся в Ивановку еще один солдат – Иван Призенцов. Несмотря на тяжелое ранение – в боях под Сталинградом он потерял глаз, Иван Павлович дошел до Берлина, оставил свою роспись на стене Рейхстага.


Недолго думая Иван заслал сватов к Александре, и они поженились.


Вера, Надежда, Любовь и … Наташа


Четверых дочерей воспитали фронтовики Призенцовы. Люба стала врачом-окулистом, Надя после окончания школы приехала в Приютово да так и осталась здесь, выйдя замуж. Наташа после окончания политехнического института в Караганде вместе с мужем уехала в Германии, там теперь работает социальным работников. И только Вера вернулась в родную деревню, где до пенсии работала начальником почты.


– Их класс весь вернулся в Ивановку, – удивляется Надежда Ивановна. – И теперь деревня на них держится. Все праздники они организуют, и порядок в селе поддерживают, и традиции сохраняют.
Любимым праздником ивановцев была Троица.


– Бывало загрузят в рыдванку* флягу кваса, сала, хлеба, выпечки, – вспоминает она, – глядишь, а деревня пустая, все на Асылыкуле. А там веселье. Ребятня и молодежь играют в лапту, горелки, прятки, салки. А взрослые назначат кого-то ответственным, чтоб приглядывал за ребятишками в воде, а сами празднуют, а как начнут петь, ой, хорошо было.
Ивановцы, по воспоминаниям Надежды Ивановны, не только певцами хорошими были, но и помогали друг другу в самых важных делах от души.


– Дом новой семья вся родня строила. А потом гуляют на радостях. Но не напивались, ведь утром всем на работу. В четыре часа утра доярки с песнями ехали на утреннюю дойку услышишь их – все день начался. Родители с нами никогда не тетешкались, работали мы с ними почти наравне. Особенно доставалось нам со старшей сестрой. Перед тем, как отправиться на зерноток, где школьники сгребали зерно, нужно было полить огород, а капусты сажали очень много, нам казалось – гектар. А еще и дома прибраться, чтоб к приходу матери чистота была, все сверкало. А если мать придет, и увидит, что щели между половицами сухие, берет ведро воды и выливает на пол. Приходилось перемывать полы. Но мы не обижаемся на них, все выросли здоровыми, работали честно, среди людей не стыдно было ни за себя, ни за детей.
А детей у Надежды Ивановны пятеро, четверо дочек и сын Саша. Всеми она гордится, за всех рада – слава Богу, семьи хорошие, и на работе ценят. Сын работает оператором газораспределительной станции в Приютовском ЛПУ, Света – начальник главпочтамта в Уфе, Таня работает под ее руководством там же. Наташа – воспитатель детского сада в Белебее, Катя – заместитель директора банка.


«Раз прислали их ко мне, я с ними чирикаться не буду!» –


предупреждает бабушка двенадцати внуков своих детей. – Заслужил – получи!» А внуки все равно с нетерпением ждут поездки в уютный дом, где каждому найдется и лакомство, и ласка. Но и обязанности у каждого есть. Бабушка без дела сама не сидит, и внукам скучать не дает.


– Когда мы не спешили выполнить мамино поручение, она говорила: «В подполе, в подполье лежит пирог с морковью, есть охота, да лезть не охота», – вспоминает Надежда Ивановна. – Сразу стыдно становилось, куда деваться, делали, что скажут.
Детей приучали: «Будешь работать, будешь сыт всегда». Сытость была для крестьян мерилом благополучия.


А для нашей героини второй составляющей жизни помимо неустанной работы была и остается песня.


– В молодости я работала на швейной фабрике, организовала там художественную самодеятельность, готовили концерты, играли в КВН – рассказывает она. –Вместе с ребятами из управления технологического транспорта организовали ансамбль «Улыбка». Девять музыкантов и мы, девушки-певуньи ездили по окрестным деревням с концертами. Очень веселое было время!
За разговорами и не заметила, как на большой тарелке выросла горка блинов. Доставая чашки и заваривая чай, Надежда Ивановна между делом еще и пирожков со щавелем нажарила. В начинку кроме сахара немного муки добавила, чтоб сок не вытекал и масло не горело.


Чаевничали в гостиной, главное украшение которой – комнатные цветы и фотографии. Там и портреты родителей, и фото с детьми, сделанное в кафе на праздновании юбилея, лица внуков и правнуков, замерших в улыбке перед объективом.


– Вот мое богатство – улыбается гостеприимная хозяйка. А ее лучистые глаза смотрят ласково, словно дружим мы много лет.
Щедро смазанные сливочным маслом тончайшие блины мгновенно исчезают с тарелки, ни конфеты в вазочке, ни варенье не нужны. Вот тебе и «молоко, мука, соль и еще всего по чуть-чуть». Отличное угощение!


Ну что, мы блинов отведали. Уверенна, что и в вашем доме есть заветная, бабушкина сковородка, на которой блины удачные получаются. Тем более, что и рецепт-то нехитрый…


Гульнара Мурзина